дочки-матери
МАТЕРИАЛ БЛАГО.РУ И ЖУРНАЛА «ФИЛАНТРОП»

Когда Сима узнала, что ждет двойню, у нее был муж, стабильная работа и съемная квартира в Москве. Через несколько месяцев муж ушел, дочки родились недоношенными, одной из них нужна была операция на полтора миллиона рублей. Так Сима попала в "Теплый дом", который на два с лишним года стал для нее и дочек настоящим домом.
МАТЕРИАЛ БЛАГО.РУ И ЖУРНАЛА «ФИЛАНТРОП»


дочки-матери

Когда Сима узнала, что ждет двойню, у нее был муж, стабильная работа и съемная квартира в Москве. Через несколько месяцев муж ушел, дочки родились недоношенными, одной из них нужна была операция на полтора миллиона рублей. Так Сима попала в "Теплый дом", который на два с лишним года стал для нее и дочек настоящим домом.
Что нужно, чтобы отказаться от своего новорожденного ребенка? О чем думают женщины, которые оставляют своих детей в больницах или роддомах? Существуют ли достаточно веские причины? А если это новорожденные глубоко недоношенные двойняшки? Одна весом 1330, а другая – 1170 граммов? А если у одной из девочек на пятый день начинается гидроцефалия и нужна операция за полтора миллиона? А если у вас проблемы с документами и грозит депортация, нет работы, ушел муж и закончились деньги на аренду квартиры в Москве? И если при этом к семье на родину вернуться нельзя из-за здоровья детей?
По статистике отсутствие жилья или денег на аренду – самая частая причина отказов от детей в России.

Каждая вторая мама, отказывающая от своего ребенка, может изменить свое решение, если ей вовремя помочь.

У Симы мягкие руки, усталый голос и красивые глаза. Она приехала в Москву из Таджикистана 8 лет назад: ехать не хотела, но надо было заработать на дорогие лекарства для мамы, пока остальные братья и сестры учились. У себя в таджикском селе Сима работала медсестрой в отделении реанимации, зарплаты хватало, чтобы раз в месяц купить мешок муки - печь лепешки, а также чай и сахар. В Москве брала работу какую дадут: уборщицей, посудомойкой, а однажды повезло: ее взяли на работу оператором в кондитерском цехе, здесь же встретила мужа и жила с ним в режиме дом-работа несколько лет. Потом муж уехал оформлять документы и решил не возвращаться к проблемам беременной жены. Сказал, что «не готов к такой ответственности». Сима тогда была на 5 месяце беременности, много работала и планировала уехать рожать домой незадолго до рождения дочек. Но на 30 неделе начались преждевременные роды.

На руках у Симы оказались две недошенные, очень маленькие дочки - весом 1300 и 1700 граммов, каждая в отдельной реанимации: Самира с гидроэнцефалией и ДЦП, ей нужна была операция стоимость в полтора миллиона рублей, у Алии обнаружили ретинопатию новорожденных.
Симе много раз предлагали отказаться от обеих или как минимум от одной из дочек. Предлагали врачи в роддоме и в реанимации - с традиционным аргументом: «Будет овощем». Советовала из жалости родная сестра. Постоянно говорила об этом подруга и соседка по квартире. Но она не отказалась.

Откуда у этой уставшей, хрупкой женщины в чужом городе силы на то, чтобы преодолеть все препятствия, одному богу известно. Но Сима с помощью друзей и земляков нашла контакты нескольких благотворительных фондов, нашла хирурга, готового оперировать месячную полуторакилограммовую девочку, нашла даже деньги, но, конечно, не полтора миллиона, на момент операции у Симы было чуть больше 50 тысяч рублей. Но случилось еще одно чудо: в больнице пошли на встрече измученной маме и согласились на эту сумму. Маленькую Самиру прооперировали, и спустя 4 месяца Сима забрала дочек домой. Хотя, конечно, никакого дома у них уже не было.
"Я хочу подарить дочкам совсем другую жизнь, не как у меня"
Дом
Сима ведет за руку прихрамывающую трехлетнюю девочку с большим розовым бантом и платьем принцессы, как любят все девочки.
- Тям! – Самира тянет маму на площадку, где ее сестра играет с маленьким Темой.
«Много раз меня пытались уговорить отдать Самиру, мне все говорили, что я не справлюсь, что она будет обузой, не будет ни ходить, ни говорить», - в этот момент вторая Симина дочь с таким же розовым бантом и тоже в платье принцессы вприприжку спускается с горки на встречу к маме с сестрой.
Однажды, еще до операции, Сима даже решилась написать отказ, почти поверив в прогнозы врачей.

«И тогда я попросила: откройте, пожалуйста, кювез, я подержу ее снова. И Самирка стала улыбаться. Знаете, такие удивительные улыбки младенцев, когда они еще не контролируют мимику. Как я могла от нее отказаться?».
Когда Сима вспоминает то время, то всегда плачет.
Алия и Самира любят бабочек, катать друг друга на велосипеде, смотреть «Фиксиков» и «Малышариков», не любят мух и муравьев. «Самира очень умная, - говорит Сима, - она уже любит книги, буквы. А Алия активная, любознательная, ей все интересно, но на месте сидеть она не любит».
Может, Самира тоже бы не любила сидеть, но в свои три года сама, без поддержки она ходить пока не может.
Зато, держась за руку, уверенно поднимается по довольно крутой лестнице на второй этаж «Теплого дома».
Впервые они сюда попали 18 ноября 2015 года в возрасте 5 месяцев. Когда после всех операций дочек наконец выписали, работать Сима уже не могла, за жилье стало нечем платить, - и тогда Сима снова стала обращаться в благотворительные фонды, стучалась во все двери, звонила по всем телефонам.
И так оказалась в «Теплом доме», который стал действительно их домом.
Гостиная – центр дома, здесь все обедают, здесь собираются на общие встречи, здесь друг с другом играют дети.
«Тема, тема присел», – кричит Самира. Еще одна мама «Теплого дома» приходит с 5-месячным Артемом – он широко улыбается всем еще беззубым ртом.
«Мы все стали семьей за это время», - говорит Сима.

Семья
Свой семье Сима рассказала о детях не сразу. Мама – гипертоник, дочь не хотела ее волновать. И, конечно, боялась осуждения. Сима - старшая дочь в семье, всегда была примером для братьев и сестер, самая успешная и умная из всех, но именно ей досталась сложная доля матери-одиночки с ребенком-инвалидом на руках в чужом городе.
Про отца детей Сима говорить не любит, но пару раз упоминает: не ожидала, что он бросит в такой ситуации, доверяла, как себе. Но ни искать его, ни требовать помощи не собирается.
«Самое тяжелое позади, я со всем справилась, мне столько людей за это время помогли », - и перечисляет всех людей – из разных благотворительных фондов и больниц, сотрудников и соседок «Теплого дома», земляков и волонтеров.
"Что было бы без Теплого дома? – задумывается Сима. - Одной моей дочки точно бы не было, может, второй тоже. Конечно, я бы уехала домой, но там Самире не смогли бы помочь, у нас такие дети умирают. И возможно, Алие бы тоже не сделали бы вовремя операцию - и она бы ослепла".
Сейчас здоровье девочек в порядке, хотя обе продолжают наблюдаться у врачей. Именно врачи не рекомендуют возвращаться на родину к родителям, так как там детям не смогут оказать необходимой медицинской помощи, и их жизнь может оказаться под угрозой. У Самиры после операции пожизненно установлен шунт, который уже один раз смещался, в Таджикистане не смогут помочь в этом случае.
«Теперь все, кто уговаривал меня отказаться от Самиры, говорят, что мне нужно дать медаль. Или памятник поставить, - улыбается Сима. - Конечно, было очень тяжело. Иногда поставлю им мультик, а сама сижу плачу, закрывая глаза руками. – но они подходят ко мне, обе, и убирают руки, целуют. Если я продолжаю плакать, Алия снова подходит и убирает руки».
В комнате, где мама с девочками прожили два с половиной года, еще несколько дней назад висели красивые шторы, розовый балдахин над детской кроваткой, лежали мягкие игрушки и книжки. Теперь только чемоданы – Симу ждет новое путешествие. Завтра Сима переезжает из «Теплого дома» в реабилитационный центр «Вдохновение», где проведет еще год: там Самира будет учиться ходить и пройдет реабилитацию, потом девочки пойдут в сад, собирается приехать родная сестра Симы, - и Сима сможет снова начать работать.
«Мне кажется, что теперь я все могу. Раньше я была очень стеснительная, всего боялась, ни к кому не обращалась. После Теплого дома я стала другой Симой. Скольким людям я писала, звонила, просила о помощи, столькому научилась, - говорит Сима, - Я хочу подарить дочкам совсем другой мир, я хочу, чтобы они были образованными, а не как я. Чтобы у них была другая жизнь, не такая, как у меня".

О "Теплом доме"
Центр временного пребывания для мам с младенцами «Теплый дом» - проект благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Сюда попадают мамы на самом сложном этапе - после рождения ребенка, здесь им помогают встать на ноги, с ними работают психологи, врачи, юристы, няни. Мамам дают крышу над головой, помогают найти работу, оформить документы, но главное – учат верить в себя и справляться с трудностями вместе с ребенком, а не по отдельности. За шесть лет работы приюта 75 молодых матерей смогли сохранить свои семьи.
За месяц в «Теплый дом» поступает около 25 запросов совершенно разного характера – просят юридической консультации, приюта, помощи с больным младенцем.
Здесь живет одновременно 6 мам, кто-то остается на несколько месяцев, кто-то на несколько недель, наша героиня Сима - прожила почти два с половиной года.

Как устроен "Теплый дом"
На аренду помещения и медицинские услуги для подопечных «Теплого дома» необходимо 110 тысяч рублей в месяц, еще около 100 тысяч уходит на зарплату сотрудникам (психолог, координатор, три администратора и юрист).

Продукты питания, бытовую химию, средства по уходу за детьми, лекарства по большей части привозят благотворители. Еду оплачивает «Абсолют-банк», а на памперсы удается собрать акциями в магазине «Глобус». Мебель, одежду и технику находят через волонтеров. У проекта за все это время было более ста волонтеров.
75 мам
75 мам из разных регионов России и ближнего зарубежья (Таджикистан, Узбекистан) жили в "Теплом доме". Из них половина вернулась на родину.
29 лет
Средний возраст подопечных, которые попадают в "Теплый дом"
83 ребенка
Жили в "Теплом доме" с момента его основания.

"Теплый дом" существует только на частные пожертвования.
Вместе мы можем помочь «Теплому дому» продолжать работать и поддерживать мам и их детей.

Проект «Благотворительная программа Благо.ру» реализуется при поддержке Конкурса Субсидий Комитета Общественных связей г. Москвы.
Над текстом работали
Текст: Евгения Корытина, Ольга Павлова
Фото, видео: Иван Куринной
Made on
Tilda